search
top

О съемках фильмов по романам

Телеканал «СТС» и кинокомпания «Профит» начинают съемки двух двенадцатисерийных фильмов по романам Дарьи Донцовой — «Евлампия Романова. Следствие ведет дилетант» и «Любительница частного сыска Даша Васильева». Книги этой писательницы появились на книжном рынке несколько лет назад и почти сразу стали популярны. Донцова пишет ироническую прозу, напоминающую детективы Иоанны Хмелевской. Обычно ее главная героиня пытается самостоятельно вести расследование, поэтому эти романы часто называют «женскими». Агриппина Аркадьевна (так Донцову зовут на самом деле) ответила на вопросы нашего корреспондента.

— Каким cheap nba jerseys будет фильм?

— Кино семейное, спокойное, с юмором. Без эротики и потоков крови. На мой взгляд, таких фильмов на нашем экране сейчас просто нет.

— В одном из интервью вы сказали, что написали две книги за восемнадцать дней. Как вам это удается?

— Знаете, у меня есть литературные негры. На фотографии, которая на обложках моих книг, мы втроем: я, мопс Ада и мопс Муля. Еще есть кошка Клеопатра и золотые рыбки. А если серьезно, я просто настраиваю себя на такой ритм.

— Долго шлифуете текст?

— Мой редактор говорит, что, если я начинаю переписывать книгу, она делается только гаже. Поэтому если рукопись не доставлена в издательство через две недели после того, как я позвонила и сказала, что книга готова, приезжает курьер и с воплем «отдай немедленно» ее забирает.

— Почему вы не пишете о сыщиках-профессионалах?

— Я не знаю работу милиции и меня моментально поймали бы на каких-нибудь неточностях. Поэтому моя героиня совершенно спокойно говорит: «Я дура. Я не знаю, кем работает мой друг Дегтярев. Я только знаю, что он полковник. А может быть, подполковник…» Мне легче, когда это так. В истории литературы не счесть книг, где действовал детектив-непрофессионал: миссис Марпл, Эркюль Пуаро и так далее.

— Что общего у ваших романов с детективами Хмелевской?

— Хмелевская — полька, и в ее романах есть юмор, который мы просто не понимаем. Когда мои знакомые поляки, умирая от хохота, тыкали пальцем в книгу и говорили: «Ты представляешь, она ела рольмопс с вареньем!», я смотрела на них с ужасом, потому что для меня рольмопс — это рулет из мопса. А оказалось, что это cheap Oakleys sunglasses свернутая селедка. А в общем, мы очень похожи. Я всегда говорю, что училась у Хмелевской. А ученик обычно похож на учителя.

— Чем «женский детектив» отличается от мужского?

— Литература не бывает ни мужской, ни женской. Она бывает плохой или хорошей. Плохую книгу может написать кто угодно. На мой взгляд, здесь нет половых различий.

nfl jerseys shop У детей, собак и кошек, которые стали героями ваших романов, есть реальные прототипы. У злодеев они тоже есть?

— Нет, злодеи выдуманные. Только в одной из книг, не скажу в какой, описана история, которая произошла на самом деле. Я поменяла только одну букву в имени героя — это была моя маленькая месть этому человеку. Но из сорока четырех моих книг такая только одна.

— Кто-нибудь из описанных вами узнает себя?

— Нет, люди вообще не склонны узнавать себя в книгах. Я иногда списываю человека полностью, а потом меня охватывает ужас, мне кажется, что он узнает себя и Ray Ban Outlet обидится. А он читает и приговаривает: «Надо же, какие гады встречаются!»

— Долгое время героиней ваших романов была Даша Васильева. Как появилась Евлампия Романова?

— Знаете, она вдруг откуда-то вылезла. Выползла и сказала: «Здравствуй, это я. Мне так хочется жить». Ну не убивать же ее. Я противница абортов, в литературе тем более.

— Почему у нее такое необычное имя?

— Не знаю. Героини всегда ко мне приходят уже с именами и фамилиями.

— Что вы делали cheap oakleys до того, как стали писать романы?

— Я 18 лет работала в газете. Поэтому не было такого момента, когда я не писала. Я просто не писала детективов.

— Почему же вдруг решили?

— От тоски в больнице, в реанимации, чтобы не слышать, что происходит вокруг и отвлечься от мысли, что я тоже в ближайшее грешников время должна умереть. А потом так увлеклась, что остановить меня стало просто невозможно.

— Когда читаешь ваши романы, не верится, что они написаны на компьютере.

— Вы правы, я пишу ручкой. Сажусь в любимое кресло, кладу на колени книгу, а на нее бумагу.

— Уже на двух Московских международных книжных ярмарках вас называли писателем года. Чем сейчас можно заинтересовать читателей?

— Трудно сказать. Нет одной книги на все времена. Может быть, это Библия. В разные моменты жизни нужны разные книги. Если нужно чему-то научиться, существуют учебники, энциклопедии, справочники. Если человек хочет найти ответы на свои раздумья, он читает философов. А если хочет отдохнуть, берет Донцову.

— Женщины это делают чаще, чем мужчины.

— Знаете, мне очень жалко российскую женщину. Бедную замороченную бабу, которая часто живет без мужа, подсчитывает каждую копейку, таскает тяжеленные сумки и выслушивает упреки начальства. Хочется, чтобы эта несчастная, придя домой, рухнула на диван и прочла книгу о такой же, как она, но счастливой и веселой. Чтобы она отдохнула. Сартра, Камю она почитает в другое время и в другом состоянии души. Мои книги надо принимать в момент депрессии. Для этого мне и хочется работать

Один комментарий to “О съемках фильмов по романам”

  1. Анастасия:

    хотелось бы сняться хоть в каком нибудь эпизоде, в фильме по романам Дарьи Донцовой))например:(Евлампия Романова), так это все интересно))

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

top