search
top

Детективная жизнь Дарьи Донцовой

Взволнованные читатели со всей России кинулись звонить в издательство «ЭKCMO» ,когда с подачи одной из газет с невероятной быстротой распространился нелепый слух о кончине писательницы. У ее подъезда стали собираться московские почитатели ее таланта. Все были в шоке, но больше всех сама Дарья Донцова, которая, пребывая в добром здравии, ни сном ни духом не ведала о появлении этой газетной утки. Не то чтобы проявления народной любви показались ей неприятными, просто, сама журналист по образованию с двадцатилетним стажем работы в бригаде новостей газеты «Вечерняя Москва», она знала: прежде чем ставить информацию в номер, ее полагается тщательно проверить. Корреспондент Full журнала «Загородная жизнь» Александра Крылова встретилась с Дарьей Донцовой, любезно согласившейся на интервью.Млекопитающие

— Этот случай наглядно показал, как много вы значите для своих читателей…

— Да, буквально завалили свечками и букетами. Нет чтобы принести на поминки коробку конфет. А если серьезно — хорошо, что к моменту появления сей гениальной сплетни я была абсолютно здорова. Случись это с человеком более слабым и впечатлительным, последствия могли бы быть тяжелее. Когда поздно ночью, после радиоэфира я, устав целый день объяснять, что со мной все в порядке, заехала с шофером в «Седьмой континент» за продуктами, все кассирши ринулись ко мне с криком: «Даша, вы живы! А нам сказали, что вы повесились…» У моего шофера просто начались корчи, а я хохотала как безумная.

— Начиная с 2000 г. вы пишете роман за романом. Скажите, откуда вы черпаете силы?

— Не знаю, наверное, здоровье у меня хорошее. Помните слова Пушкина «Не продается вдохновенье, но можно рукопись продать». У меня ведь все очень просто: нет рукописи — нет денег. Да еще тучи читателей, с которыми я общаюсь в ICQ в Интернете. Стоит немного задержаться, тут же пишут гневные письма: «Где книга?» Но главное, конечно,— ни с чем не сравнимое удовольствие, которое мне доставляет творческий процесс. Помню, однажды дочка уехала в Лондон, муж — в Испанию, а я осталась одна. Писала-писала и к вечеру чувствую — не могу взять в руку чашку, рука ее не держит. Позвонила подруге-хирургу. Она приехала, посмотрела и спрашивает: «Сколько страниц ты сегодня написалa?» «Восемьдесят две», — отвечаю. А она: «Ну ты еще больше напиши, сто например, — тебя совсем парализует», А остановиться практически невозможно. Оодна книжка накладывается на другую. Едва закончу, как возникают тени без лиц из следующей.

— А когда вы пишете очередную детективную историю, вы заранее знаете, кто убийца?

— Нет. Это трудно объяснить и еще труднее понять. Я не знаю, откуда что берется, куда уходит. Все свои книги я вижу, причем зто видение ограничено определенными рамками. Я смотрю глазами главной героини и поэтому не замечаю, что происходит в это время в другом месте, ну хотя бы в соседней комнате или даже у нее за спиной. О чем-то похожем говорил мне писатель Юлиан Семенов: «Я вижу на стене кино, но я не слышу звука». Сейчас-то я понимаю, что он имел в виду. Пока пишешь, картинка идет, а чуть остановишься — и она тоже замирает. «Отмотать пленку» назад «могу, но только до последней поставленной точки.

— Разве не вы командуете своими героями?

— Что вы! Они меня совсем не слушаются, приходят со своими именами, своими фамилиями. Однажды явились две Светланы. И хотя мне очень хотелось им сказать: «Девочки, а вам не кажется, что…», но… Я не могу с ними общаться как автор, они меня в этой роли не воспринимают, не слышат, не видят, а сами что хотят, то и делают. Один единственный раз, когда я твердо была уверена, что убил дядечка, вдруг на 302-й странице он мне и говорит как автору: «Ну ладно, ты меня не любишь, но что же ты дура, не понимаешь, что убийца — бабушка?». Я начала рыться в своих бумажках и вижу: бабушка туда-то поехала, бабушка вот это взяла… У меня просто волосы дыбом встали.

— Вы ощущаете связь с вашими главными героями?

— Еще как! Одну мою героиню стукнули кирпичом по голове, так у меня мигом вскочила огромная шишка. Муж спрашивает: «Как это ты умудрилась?» «Не знаю, — говорю я, — ее треснули — у меня шишка. Когда пишу про Евлампию Романову, а она у меня девушка болезненная, у меня льет из носа, начинается аллергия, вес ползет. Прямо не знаю что будет если одна из героинь умрет… не дай бог, конечно.

— А ваши дети как-то участвуют в создании ваших книг? На их страницах встречаются Маша, Аркадий…

— Это совсем другие дети, хотя что-то общее с моими у них есть. Маше долго пришлось отбиваться от вопросов о том, какие чипсы она любит есть на ночь в кровати. А jordan retro 11 все из-за того, что однажды передо мной появилась девочка Маша, чем-то похожая на мою дочь, но зто вовсе не она.

— У вас двое взрослых сыновей, дочь, муж. Как часто вы собираетесь вместе!

— В основном только летом, когда переезжаем за город. А сейчас оба сына со своими семьями живут неподалеку. В городе полный сбор бывает лишь по праздникам. В обычные дни нас совместить практически невозможно: каждьй живет в своем автономном режиме. Наверное, сейчас у многих так получается.

— Если же все-таки выпадает свободная минутка, на что вы ее тратите?

— Досуга практически нет. Впрочем, бывает счастливое время на даче когда в попдвенадцатого ночи шофер меня привозит после радиоэфира. Прямой радиоэфир — это довольно тяжело, там у меня викторина и звонки все время идут. Падаю в кровать как подкошенная, и мне приносят нарезанный салатик и газетку почитать. Вот это настоящее счастье! Телевизор я почти не смотрю, иногда даже чувствую неловкость из-за того, что не в курсе последних cheap football jerseys событий.

— Однако это не мешает вам участвовать в работе над сериалами по своим книгам…

— Узнав, что будут снимать сериал, я ринулась смотреть все подряд. Думаю, что у нас получится ничуть не хуже — режиссеры талантливые, Игорь Матешко и Володя Морозов, актеры очень хорошие. Алла Клюка будет играть Евлампию Романову, а Лариса Удовиченко — Дашу. Одну из главных ролей исполняет Витас, эстрадный певец, он подходит просто идеально.

— Вы проводите лето на даче в Переделкине?

— В Переделкине у нас была государственная дача, поэтому еще в 1987 г. Союз писателей нас оттуда попросил. И с тех пор мы каждое лето были вынуждены снимать углы, скитаясь по знакомым, прямо как герои известной книжки Гектора Мало. К счастью, сейчас мы строим собственный дом и надеемся на следующий год перебраться туда насовсем. — Что стало решающим фактором при выборе его местоположения? — Мы искали пес. Нас не устраивают замки, которые возвышаются на участках в шесть соток, в упор глядя друг другу в окна. Мы хотели жить уединенно и как можно реже встречаться с соседями. Искали целый год, зато нашли необыкновенно живописное место . Причем совсем недалеко от Москвы. Коттеджный поселок на территории лесхоза строит фирма «Инком». Участки здесь настолько большие, что мы с соседями, поставив дома в разных углах, друг друга даже не увидим.

— Вы собираетесь разбить вокруг дома сад, устроить огород?

— У нас в семье огородников нет. Pаз как-то, еще в Переделкине, муж вскопал несколько грядок, так потом весь писательский поселок спрашивал: «Кто это у вас похоронен в углу у забора!» Но мужа это не остановило, он посеял салат и потом заставил нас его есть. Мы давились этим «салатом» до тех пор, пока Зоя Богуславская, жена Андрея Вознесенского, не сказала однажды: «Какие вы молодцы! Едите лебеду, а наша домработница ее выпалывает!» На этом увлечение мужа огородом закончилось.

— Pасскажите немного о планировке вашего дома.

— В доме три этажа. На третьем — большая студия, дочкины владения — компьютер, принтер, сканер, Интернет, сорок две подружки, пляски. Второй этаж — только для нас с мужем, мы cheap nfl jerseys его поделили пополам. Муж работает дома, человек он тоже пишущий, значит, ему нужен кабинет, спальня, а между ними ванная и cheap nhl jerseys балкон. У меня одна очень большая комната, терраса и ванная. Наконец-то мы с мужем перестанем ругаться из-за того, что он любит работать по ночам, а мой рабочий день начинается в шесть утра. Первый этаж предназначен для всех. Здесь будут располагаться спальня сына с женой и спальня дпя гостей, а также общие комнаты — гостиная, столовая, кухня. Главное, что все гости будут оставаться на первом этаже, остальные два — заповедная территория.

— А в каком стиле собираетесь оформить интерьер?

— Мы решили, что со своими комнатами каждый волен делать что угодно. А гостиная, кухня и столовая ray ban sunglasses будут оформлены в классическом стиле.

— Недавно мне попалась на глаза ваша новая книга, немного непохожая в с виду на остальные…

— Вы про кулинарную? Действительно, она не совпадает по формату с традиционными изданиями, на ее обложке написано «Приятного аппетита», а не «Иронический детектив». «Кулинарная книга лентяйки» появилась абсолютно случайно. Просто в издательство «ЭKCМО» стало приходить очень много писем с просьбами собрать все встречающиеся в моих книгах рецепты, об этом же говорили читатели на встречах. Рецепты мы собирали по всем моим подругам. Подруг у меня много, готовят хорошо. Ну и вытряхнули свои «семейные тетрадочки». Критерий отбора бьл один: чтобы приготовление любого блюда занимало не больше 20 минут. Отсюда и название «Кулинарная книга лентяйки».

— Какой замечательный подарок женшинам на 8 Марта! Что вы можете им пожелать?

— Побольше свободного времени, подарков, хорошего мужа, денег, здоровья, счастья. Что еще можно пожелать? Чего себе, того и всем.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

top