search
top

Из газеты Московский Комсомолец

Помимо разнообразных многочисленных родственников, включая (о, ужас!) бывших свекровей, в книгах Дарьи Донцовой особое место занимают животные. Начиная от крысы и жабы и заканчивая питбулем и ротвейлером. Согласитесь, чтобы так забавно писать о братьях наших меньших, нужно как минимум их очень любить и как максимум иметь у себя в доме.

Так оно и есть. Переступив порог гостеприимного дома Донцовых, я тут же попала «в объятия» двух симпатичных мопсих и старенькой, но при этом очень «хорошо выглядящей» пуделицы. В глубине квартиры наблюдалась и кошка. Откуда такая любовь к животным и почему их так много?

О грызунах— Я была матерью, у которой был ребенок без алиментов. То есть у меня был малыш, с папой которого я прожила три недели, а потом разбежалась. В этом году моему мальчику исполняется 30 лет, и он никогда не видел своего папу, а папа, соответственно, никогда не видел сына.

В те времена я была журналисткой, работала в газете «Вечерняя Москва», и оклад у меня по тем милым годам был 65 рублей.

Но хомяки тогда стоили 10 копеек. И чтобы у ребенка было ощущение хоть какого-то счастливого детства, у нас время от времени появлялись хомяки, крысы, лягушки, мыши, рыбки и проч. Все это было куплено в зоомагазине на Арбате. В итоге получилось так, что мой сын рос более счастливым, чем остальные дети. Потому что мамы из хороших квартир с красивой тогда югославской мебелью запрещали своим детям заводить животных: кошка подерет, собака испачкает и т. д. А у нас грызть было нечего, поэтому хомяки ползали по полу и были очень счастливы.

 

Собачка в кепочкеОднажды мы с сыном шли по нашему дачному поселку Переделкино и около пруда нашли крохотного щеночка. Аркашка взял его в руку и говорит: «Мам, смотри, мышка умерла». Я посмотрела и сказала: «Это не мышка, это собачка, слепая». Решили ее похоронить, стали копать землю, и вдруг я вижу: щенок живой. Положили его в кепочку и привезли в Москву. Долго выкармливали из пипетки. У моей подруги, живущей в соседней квартире, в тот момент родился мальчик. А наша собачка, которую мы назвали Снапик, отказалась есть все детское питание, которое только существовало тогда в природе. Маленькому сыну Алены присылали из-за границы nba jerseys sales детскую сухую смесь. Младенец ел и чего-то оставлял. Этого «чего-то» Снапику хватало. Алена потом говорила, что ее сын и Снапик — это молочные братья, потому что они долгое время кормились одной смесью. В результате у нас выросла хорошенькая собачка непонятной Fake Oakleys породы, серенькая с черненькими пятнами.

Со Снапиком у нас связана очень забавная история. Однажды мой муж Александр Иванович спросил меня: «А как женщины делают себе голубые волосы?» Я ответила: «Очень просто: чернила наливают в воду, полощут свою седину, и получается красиво». Тогда мой муж задумчиво сказал: «А если Снапика немножко оттенить такой голубизной, наверно, будет здорово». На этом разговор закончился, и я легла спать. Проснулась я оттого, что мне на кровать бросили темно-синее, даже фиолетовое существо. Муж, который не уточнил, что нужно капнуть две капли краски, ливанул от души. После чего Снапик у нас стал интенсивно-фиолетового цвета, ванна была такая же, мы ее потом оттирали три или четыре года.

В то время мы жили на 15-м этаже, а на 16-м жил такой «крутой» мужчина. Он работал за границей, весь из себя расфуфыренный, и была у него собачка какой-то модной породы. Он держал ее под мышкой и спускался гулять. С нами он не здоровался, если мы входили в лифт, он отворачивался к стенке, видимо, считал, что мы ему не ровня. И вдруг он увидел нашего синего Снапика, его сердце собачника не выдержало, и он впервые с нами заговорил: «Простите, пожалуйста, это что за порода?» Мой муж не растерялся: «О! Это вообще один щенок на Россию, это шотландский горный голубой терьер». После чего сосед, видимо, решил нас уважать, поскольку мы, наверно, не так бедны, как кажемся.

Пуделек за ваучер Этот самый «шотландский горный голубой терьер» прожил у нас долгую счастливую собачью жизнь. В конце концов он просто умер от старости. Это произошло 7 января, в Рождество. Мы все безумно переживали. Моя младшая дочь Маша тогда была совсем маленькой. Она рыдала так, что я не знала, как ее успокоить. И надо же было такому случиться, что вечером пришел из армии старший сын. Причем в тот день, когда его совсем не ждали. Выскакивает Маша вся в слезах, горе, умер Снапик… Аркадий говорит: «Надо срочно покупать другую собаку». Берет газету объявлений, начинает по ней искать и находит: щенок пуделя, 15 тысяч. Мы друг на друга смотрим вытаращенными глазами, потому что у нас нет пятнадцати тысяч на руках. На что Аркадий говорит: «Слушай, а ваучер! У нас же есть три ваучера! Ну-ка, пошли к метро их продавать!» И мы побежали к метро.

Очень хорошо помню: на Тверской, где сейчас находится кафе «Елки-Палки», стоит дяденька с картонкой «Покупаю ваучеры». Мы к нему подбегаем, а у него вообще цена 3 800. И Маша снова начинает рыдать: «Нет, мне никогда не купят собачку, мне не хватит на собачку…» Торговец не может понять, при чем здесь собачка и ваучер. Марья снова в слезы: «Мы хотим купить собачку, мы продаем ваучеры на собачку!» Тогда дядька говорит: «Боже, я у тебя куплю их по пять, только купи ребенку собачку!»

Мы купили Черри. К тому времени у нас уже были кошка Клеопатра, кошка Фифина, которые воспитывали эту собаку, все было хорошо, все были cheap nfl jerseys довольны.

Хочу мопса! Как-то раз мы пошли в гости к одной моей подруге, она открыла дверь, и вылетел щенок… В моей жизни больше никогда не было такого шока. Это что-то такое маленькое, круглое, лает, нарезает вокруг меня круги, я села на пол, он по мне начал бегать… Это был мопс, до этого никогда мне не встречавшийся. Я пришла к мужу: «Папа, я хочу мопса». Он устроил истерику.Review Android Smartphone

Но тут случилось 8 Марта, опять пришел старший сын Аркадий, который обожает Машу (даже в каком-то смысле за дочку ее считает, все-таки разница в 15 лет довольно велика), она ему говорит, мопса-мопса, и он ей подарил 100 долларов. Делай, мол, что хочешь. И ребенок, по тем временам маленький, 12 или 13 лет, уходит из дома. Я в панике: где ребенок, что с ним? Возвращается. И приносит, как Снапика, в кепочке, малюсенького щенка. Теперь это девушка Мульяна, Муля. Но тогда я просто онемела: ребенок нашел объявление, поехал в Южное Бутово (!), колесил там по каким-то улицам, нашел женщину, которая продавала мопсов, сторговался за 100 долларов (наверно, очень долго плакал, потому что женщина хотела 200). И эта тетенька была, наверно… не очень хорошей, потому что она впарила ребенку трехнедельного щенка. Это был эмбрион.

В результате мы стали ее кормить. Причем очень долго выбирали, что она будет есть. Теперь я настоятельно абсолютно всем молодым матерям рекомендую пользоваться детскими мясными консервами «Тихорецкие».

И, наконец, мы нашу Мулю выкормили. Из девушки, весившей 100 грамм, она превратилась в даму, которая весит 14 кило. А первые 2 месяца Машка спала с ней, она клала ее себе между подбородком и плечом, накрывала одеялом и боялась ночью повернуться. Мульяна выросла, сильно потолстела, но привычка спать подобным образом у нее осталась на всю собачью жизнь. Теперь, как только вы засыпаете, она всеми своими жирами на вас Cheap Jerseys наваливается, кладет мордочку и сопит вам в ухо. А отучить ее от этой привычки мы не можем. И еще она очень любит покушать, у нее просто стоп-сигнал слетает, когда она видит какую-то еду, хотя она, в общем, всегда кормленная выше крыши. Особенно ее слабость сладости. Мы когда уходим, я всегда убираю со стола. Потому что Мульяна коротколапая, прыгает, как обезьяна, ей ничего не стоит залезть сюда. Конфеты она разворачивает филигранно с помощью лап и носа.

 

Те же и Ада Откуда третья собака в нашем доме? У меня есть мама, моя родная, очень Oakleys sunglasses Outlet пожилая дама. У нее всю жизнь были собаки, она их обожала. Последний год она жила без собаки. И вдруг мама увидела моего мопса. Через какое-то время она пришла к нам домой и сказала: «Я хочу купить мопса». И мама купила мопса, Аду, вон она, бегает.

Это было нечто. Ада сильная, а мама — маленькая, худенькая, слабенькая. Мама пошла зимой гулять с собачкой, собачка дернула поводок, мама сломала шейку бедра. Оказалась она в Склифосовского, ей поставили железный такой сустав, мама пришла в себя, очнулась от наркоза, мы над ней так нависли с мужем и смотрим. А она открывает затуманенные глаза и говорит: «Сашенька, мне надо пойти погулять с Адочкой». Видимо, от наркоза еще не полностью отошла. И мой муж, с которым мы прожили 18 лет и который ни разу (!) не повысил на меня голос, ни разу не поругался с тещей, этот патологически неконфликтный человек, услышав про прогулку с Адой, вдруг схватил мою бедную, несчастную, загипсованную маму за плечи и весьма злобно прошипел: «Тамара, ты сейчас стоишь, как колесо от «Мерседеса». И не вздумай выходить на улицу с Адочкой!» И Адочка переехала к нам.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

top